Тритон карелина

Тритон карелина
Тритон Карелина 
Triturus karelinii (Strauch, 1870) 
Отряд Хвостатые земноводные – Caudata 
Семейство Настоящие саламандры – Salamandridae 

Категория и статус. 2 – сокращающийся в численности и/или распространении вид (в Красной книге Российской Федерации 2001 г. – 4, неопределённый по статусу восточно-средиземноморский реликтовый вид); У – уязвимый (в России по шкале МСОП – VU A2ce+4e, B1ab(i,iii,v); в Красном списке МСОП – LC); II приоритет природоохранных мер. Реликтовый вид с дизъюнктивным ареалом в Кавказском экорегионе и Горном Крыму.

Распространение. Область распространения T. karelinii полностью обособлена от ареалов близкородственных видов (T. iv anbures chi Arntzen et Wielstra, 2013, T. anatolicus Wielstra et Arntzen, 2016) и в России сильно фрагментирована в лесных поясах Крыма и Кавказа, причём крымская популяция генетически близка кавказской (Wielstra, Arntzen, 2020). На Кавказе встречается в Краснодарском, Ставропольском краях, Республике Адыгея, Карачаево-Черкесской Республике и на юге Дагестана (Tuniyev, 1998; Плотников, 2000; Туниев, 2001; Литвинчук, Боркин, 2009).

Сведения о находках вида в Чечне, Ингушетии и Кабардино-Балкарии нуждаются в подтверждении (Литвинчук, Боркин, 2009; Лотиев, 2020а). В Крыму вид населяет юго-запад горной части полуострова, характеризующийся более стабильными условиями увлажнения, и может быть отнесен к узкоареальным стенотопным видам (Щербак, 1966). В Республике Крым северная граница ареала проходит по Вну тренней предгорной гряде к югу от гг. Симферополь и Бахчисарай, восточная – достигает западного склона нагорья ДемерджиЯйла на территории Алуштинского городского округа; в г. Севастополь вид не встречается севернее долины р. Бельбек (Литвинчук, Боркин, 2009; Кукушкин, 2015а, 2018а; Кукушкин, Кущан, 2015; Писанець, Кукушкiн, 2016; Кукушкин и др., 2019). В России площадь ареала не превышает 20000 км2.

Несмотря на сравнительно протяжённый ареал, количество известных локалитетов невелико, и в cеверокавказской и крымской частях ареала представлено приблизительно 70 и 140 точками соответственно (при этом в Крыму достоверно известно не более 10 пунктов, где тритоны концентриру тся на нересте в большом числе). До недавнего времени считался одним из самых широко распространённых представителей рода: от юго-восточной Европы до южного Прикаспия (Литвинчук, Боркин, 2009).

Один из трёх видов комплекса Triturus (karelinii), распространён в Юго-Восточной Европе и Передней Азии (Wielstra et al., 2013; Wielstra, Arntzen, 2016). Специальными молекулярно-генетическими методами установлено, что Балканы и Малую Азию населяют самостоятельные виды, а ареал собственно T. karelinii ограничен лесным поясом Крыма, Кавказа и Эльбурса (Wielstra, Arntzen, 2016; Wielstra et al., 2013).

Тритон Карелина

Места обитания и особенности экологии. Спорадично встречается по предгорьям обоих склонов Большого Кавказа в субсредиземноморских ценозах и их дериватах. Как правило, выше 700 м в горы не поднимается, хотя известен до 1750 м н.у.м. (Бартенев, Резникова, 1935). По дериватам галерейных лесов р. Кубань проникает в степную зону, где известен до г. Славянск-на-Кубани (Туниев, Туниев, 2014). В Дагестане обитает главным образом в поясе внешнегорных букняков (Мазанаева, Аскендеров, 2012).

В Крыму населяет различные типы ландшафтов от уровня моря до 1200 м н.у.м., однако оптимальным биотопом являются широколиственные леса – дубовые, грабовые, буковые, иногда с примесью крымской сосны (Щербак, 1966; Кукушкин, Кущан, 2015; Писанець, Кукушкiн, 2016). На Кавказе в местах симпатрии с тритонами малоазиатским и Ланца занимает наиболее глубокие участки с богатой водной растительностью (Туниев, Туниев, 2007в). В Крыму использует для размножения водоёмы различных размеров, не исключая луж и копанок диаметром до 10 м, но значительные нерестовые скопления образует исключительно в слабопроточных водоемах средней величины (площадь 0,25–1,2 га, глубина – 1,2–3,5 м) (Кукушкин, Кущан, 2015; Кукушкин и др., 2019).

Соотношение полов в популяциях близко к равному (Кукушкин и др., 2016). В Краснодарском крае водная фаза жизни длится обычно с января – марта до мая – июня; иногда животные не покидают водоёмы круглогодично (Туниев, Туниев, 2007в). В Крыму концентрация на нересте происходит в марте – начале мая, большая часть взрослых особей покидает воду в конце июня. Период размножения длится с апреля до начала июня, в редких случаях продолжается до августа (Писанець, Кукушкiн, 2016; Кукушкин и др., 2019). Имеются данные о неежегодном участии самок в размножении (Кидов и др., 2018). В порционных кладках в общей сложности насчитывается до 300 икринок (в Крыму – до 190) (Литвинчук, Боркин, 2009).

Сеголетки выходят на сушу в конце июля – сентябре; в глубоких водоёмах и источниках личинки иногда зимуют в воде, завершая метаморфоз на следующий год (Кукушкин, Кущан, 2015). Половая зрелость достигается не ранее 3–4-летнего возраста (Üzum, Olgun, 2009). Питается моллюсками, членистоногими и личинками амфибий, включая представителей собственного вида (Щербак, 1966; Туниев, 1987; Кукушкин, Кущан, 2015; данные составителей).

В наземную фазу жизни обитает в лесной подстилке, нагромождениях камней, карсте (Щербак, 1966; Писанець, Кукушкiн, 2016; Turbanov et al., 2019). Удаляется от нерестовых водоёмов на большое расстояние (до 1–2 км). Убежищами служат норы грызунов, трещины почвы, полости под камнями и стволами деревьев, пещеры.

Численность. Плотность популяций в Краснодарском крае и Республике Адыгея низка и не превышает 1 пары на 10–20 м² водоема (Орлова, 1973; Туниев, 2001; Туниев, Туниев, 2007в; Туниев, Островских, 2012а, 2017), чаще встречаются единичные особи, как исключение 2 экз. на 1 м² водоема (Туниев, Туниев, 2013); в Дагестане плотность популяций колеблется от 0,2 до 10,6 особей на 10 м² водоема (Мазанаева, Аскендеров, 2009, 2012). Общая численность в Краснодарском крае едва ли превышает 2000 особей, по северокавказской части ареала – не более 4000 особей (Туниев, Туниев, 2007в; данные составителей).

В водоёмах Крыма, как правило, наблюдали по нескольку (до 10) взрослых особей и/или большое количество личинок на грани метаморфоза. В Бахчисарайском р-не в пруду площадью 800–1000 м² плотность популяции достигала 40–50 особей на 50–70 м береговой линии. В Алуштинском городском округе было учтено 8 особей на 50–70 м (Писанець, Кукушкiн, 2016). В Балаклавском р-не г. Севастополь в 2018 и 2019 гг. было выявлено лишь 2 пункта, где на нересте собирается до 50–100 взрослых особей (Кукушкин и др., 2019).

Наиболее крупное на территории Республики Крым скопление тритонов отмечалось в 2015–2016 гг. у подножья горного массива Чатырдаг близ Ангарского перевала – 3–13 особей на м² водяного зеркала, общая численность популяции оценена в 1500–2000 особей (Кукушкин, Кущан, 2015; Кукушкин и др., 2016). На дне и по берегам высохших водоемов в апреле – июне учитывали 14 особей на 100 м² в юго-западном предгорье (близ г. Мангуп) и 11–14 особей на 1000–1500 м² в северо-западном предгорье (в долине р. Бодрак) и по Главной гряде (Ангарский перевал) (Кукушкин, 2015а). Наиболее уязвимы периферические популяции вида на территории г. Севастополь, катастрофически сократившие свою численность в последние 2 десятилетия (Кукушкин и др., 2019).

Лимитирующие факторы. Сокращение численности на Кавказе связано, в первую очередь, с естественными причинами несоответствия современных климатических и биотопических условий экологическим требованиям этого вида (Туниев, Туниев, 2006б); в Дагестане его распространение лимитируется аридным климатом (Мазанаева, Аскендеров, 2012), на Черноморском побережье Краснодарского края – избыточной влажностью (Туниев, Туниев, 2007в; Туниев, Островских, 2012а). Наиболее оптимальными участками ареала в РФ являются северо-западное Предкавказье и Крым.

По всей видимости, в прошлом был широко распространён в предгорьях Западного Кавказа, однако сведение леса, осушение и зарыбление мест размножения стало причиной сохранения вида преимущественно в среднегорных лесах, где подходящие для него водоёмы редки. К антропогенным факторам относятся осушения (Адлерский р-н г. Сочи) (данные составителей) и загрязнения водоёмов продуктами жизнедеятельности скота (Дагестан) (Мазанаева, Аскендеров, 2012), интродукция енота-полоскуна, уничтожающего взрослых тритонов на нерестилищах (Туниев, Туниев, 2013).

Вид практически перестал встречаться на хребте Азиш-Тау и стал чрезвычайно редок в долине р. Убин, в окрестностях г. Краснодара и на территории заповедника «Утриш», в окр. Адлера и долинах нижнего течения рек Псоу и Мзымта (Туниев, Островских, 2017б). В Крыму численность снижается в результате повсеместного зарыбления водоёмов, антропогенной фрагментации и ксерофитизации местообитаний вследствие зарегулирования стока рек, рубок леса, распашки или застройки прилегающих к водоёмам территорий, мощного рекреационного пресса (Кукушкин, 2015а, 2018а). Однако ведущим фактором, негативно воздействующим на популяции вида в Крыму, является наблюдаемое в последнее десятилетие падение уровня грунтовых вод, сопровождающееся аридизацией ландшафтов, повсеместным исчезновением карстовых источников, обмелением, эвтрофикацией и пересыханием нерестилищ вида.

Последний фактор обуславливает нерегулярность и низкий успех размножения популяций и при длительном воздействии может привести к их угасанию. Общая численность популяции сократилась за 10 лет более чем на 30%. В ближайшем будущем прогнозируется продолжение падения численности более чем на 30%.

Принятые меры охраны. Охраняется на территории Сочинского национального парка и Кавказского заповедника. В середине 1990-х гг. были проведены успешные опыты по реинтродукции вида (Туниев, Туниев, 2007в; данные составителей). Охрана вида на территории ряда заказников (Псебайский, Горячеключевской, Касумкентский и др.) носит формальный характер (Мазанаева, Аскендеров, 2012; данные составителей). Занесён в Красные книги Краснодарского края (Туниев, Островских, 2017) и Республики Адыгея (Туниев, Островских, 2012), Республики Дагестан (2020), Чеченской Республики (2020), Республики Крым (Кукушкин, 2015а) и г. Севастополь (Кукушкин, 2018а). В Республике Крым важнейшими резерватами вида являются Ялтинский горно-лесной заповедник и национальный парк «Крымский», в г. Севастополь – заказник «Байдарский» (бассейн р. Черная) (Кукушкин, Кущан, 2015; Писанець, Кукушкiн, 2016; Кукушкин и др., 2019).

Необходимые дополнительные меры охраны. При планировании стратегии охраны следует учитывать, что ядрами крупных популяций являются периодически пересыхающие водоемы, в которых отсутствует рыба. Необходимо увеличить численность вида в Сочинском национальном парке, в заказниках «Байдарский» и «Ласпинский» (г. Севастополь) пу тём создания в лесных биотопах искусственных водоемов-нерестилищ (копанок) (Кукушкин и др., 2019).

Особой охране подлежат водоемы хребта Герпегем в Краснодарском крае и Ангарского перевала в Крыму – места высокой плотности популяции вида. Предлагается организация Новороссийского заповедника, включающего территорию хребтов Маркотх и г. Папай на востоке (Tuniyev, Nilson, 1995), поскольку организованный природный парк «Маркотх» не охватывает биотопы и нерестилища вида. В Республике Крым и г. Севастополь рекомендуется реализация комплекса водоохранных мероприятий, направленных на поддержание в функциональном состоянии прудов и малых водохранилищ, что подразумевает их периодическую чистку (Кукушкин, 2015а, 2018а). При восстановлении исчезнувших популяций вида может быть применен опыт его лабораторного разведения (Кидов и др., 2018, 2020).

Авторы-составители. Б.C. Туниев, О.В. Кукушкин.

Рекомендуемая и цитируемая литература


Красная книга Российской Федерации, том «Животные». 2-ое издание. М.: ФГБУ «ВНИИ Экология», 2021. 1128 с.

AOF | 10.08.2022 19:52:41