Наземные позвоночные ростовской области

Наземные позвоночные ростовской области

Наземные позвоночные ростовской области: современное состояние фауны и вопросы ее охраны

Редкие и исчезающие виды позвоночных животных Ростовской области, внесенные в региональную Красную книгу, попали в эту категорию по разным причинам. Действие факторов, приведших к сокращению ареала и численности таких видов, складывалось в течение определенного времени.

Чтобы проследить это действие, необходимо обратиться к историческим аспектам фаунистических изменений. Фауна наземных позвоночных животных Ростовской области в XX – начале XXI столетия претерпела ряд направленных трансформаций. Векторы изменений видового состава и численности животных зависят от различных причин. Наиболее мощным современным фактором, несомненно, является хозяйственная деятельность человека.

Однако, не приуменьшая значения антропогенного воздействия, нужно сказать, что в ряде случаев фаунистические трансформации вызываются ходом естественных изменений природных условий. В случае же наложения однонаправленно действующих факторов природного и антропогенного характера результирующее их влияние значительно усиливается, приводя к явлению экологического резонанса.

При этом буферные возможности экосистем могут оказаться превышены, что ведет к разрушению наиболее динамичных их компонентов – животного мира, растительного и почвенного покрова. Состояние популяций видов животных, относимых к категории редких и исчезающих, неоднородно в разных районах. Образовались очаги повышенной концентрации таких видов в местах сохранения фрагментов природных экосистем.

Для степных аборигенов это – юго-восточные районы области, традиционно используемые как пастбища. Эти же районы оказались рефугиумами для многих представителей водно-болотного комплекса, прежде всего – колониальных видов птиц. Для этих видов важными оказались также низовья и дельта Дона, побережье полуострова Кучугуры в Цимлянском водохранилище.

По этим причинам в настоящем очерке состоянию биоты именно этих районов уделено особое внимание. Территория Ростовской области располагается в пределах степной ландшафтной зоны.

До первой половины XX века это означало, что наиболее массовыми «ландшафтными видами» являлись аборигенные обитатели целинных степей. Коренное изменение степного ландшафта, вызываемое введением земель в оборот пахотного земледелия, происходило в первую очередь на плодородных черноземах Среднего Дона и Северского Донца, а затем – Приазовья и Нижнего Дона (Белик, 2000).

Распашка степей приводила к коренным трансформациям, а в ряде случаев – к необратимому разрушению степных биоценозов. Но и на территориях, не вовлекавшихся в пахотный оборот, происходили серьезнейшие изменения. Наиболее ярко они проявились на засушливых землях юго-востока Ростовской области. Хозяйственное освоение пастбищных экосистем рассматриваемого района имеет длительную историю.

Одной из основных черт этой истории можно считать периодически возникающие критические ситуации, называемые в современной науке экологическими кризисами. Уже во времена эпохи бронзы (5000–3000 лет назад) на рубеже катакомбной и ямной культур в приманычских степях происходили процессы антропогенного опустынивания, связанные с превышением оптимальной пастбищной нагрузки.

Исследования погребенных подкурганных слоев почвы привели к следующим выводам: «Содержание многочисленных стад в условиях аридного климата на относительно ограниченных территориях обязательно приводит к перевыпасу используемого участка, что выражается в сильной изреженности, угнетенности растительного покрова, появлению оголенных участков…

В эпоху бронзы (в конце III тыс. до н.э.) на территории современной Калмыкии имел место экологический кризис, выразившийся в развитии процессов опустынивания территории. … Причиной его была пастбищная дигрессия при климатической нестабильности.

Следствием – опустынивание территории и исчезновение населения на долгие десятилетия» (Гольева, 2000). В 1630 году на земли между Волгой и Доном, в Прикаспийскую низменность и район озера Маныч-Гудило пришли калмыки, покинувшие Джунгарию. Добровольно войдя в состав России, они заняли земли на нижней Волге и в Задонье (Миноранский, Габунщина, 2001).

Образ природопользования калмыков был таким же, как в местах исконного проживания. «В первое время своего появления на Дону калмыки, до половины прошлого столетия, вполне сохраняли традиционные заветы своей старины, не занимаясь ничем другим, кроме разведения стад домашних животных.

Приспособление к разведению, прокормлению и сохранению этих стад обуславливало весь жизненный их уклад, придавая ему характер исключительно номадного быта. Но во второй половине прошлого столетия начались со стороны некоторых калмыков первые, единичные попытки взглянуть на условия своего существования несколько иначе и начать приспособляться к его видоизмененным обстановке и условиям. …

Таким образом, донские калмыки стали из чисто кочевых скотоводов постепенно превращаться в сельских хозяев, занимающихся как земледелием, так и разведением домашних животных» (Богачев, 1918). «Французским исследователем Леруа-Гураном в зависимости от способа жизнедеятельности и географического положения, занимаемого родоплеменным коллективом, предложены две основные модели конструирования пространства и времени: «маршрутная» и «радиальная».

Маршрутное восприятие характерно для кочевого образа жизни, в то время как радиальное присуще оседло-земледельческому быту и трудовой деятельности, его обусловливающей» (цитируется по Сулименко, 1997). На рассматриваемой территории до второй половины XIX века всеми населявшими ее этносами осуществлялась маршрутная модель освоения пространства.

Именно эта модель в условиях аридного климата приманычских степей может считаться традиционным природопользованием. Отказ от осуществления этой модели, произошедший в результате взаимопроникновения культур кочевых калмыков, оседлого казачьего и русского населения, привел к серьезным экологическим последствиям, сказавшимся уже в последней четверти XIX века

С середины XIX века важной формой животноводства являлось коневодство. Российской армии требовалось большое количество верховых лошадей. Поэтому в приманычских степях создавались конные заводы. Здесь была выведена своеобразная донская верхово-упряжная порода.

Интересно описание устройства территории конных заводов и зимовников. «Не позволялось держать на зимовниках ни земледельческих орудий, ни рабочего скота. Помещики привозили продовольствие из своих имений с правого берега Дона и Сала…. Лошади должны круглый год пастись в степи под присмотром табунщиков; для этого из участка раз навсегда выделяли половину, оставаться целиной. Другую половину коннозаводчик мог использовать по своему усмотрению – под выпас быков, овец, под хлебопашество и т.д.» (Богачев, 1918).

Из приведенного текста видно, что существовавшая система отвода земель для конных заводов обеспечивала сохранение большого количества целинных степей. Размеры отрасли были значительны, а следовательно, и размеры гарантированно сохранявшихся участков целины были не маленькими.

Фактически, статус целинных степей на юго-востоке области Всевеликого Войска Донского был сопоставим с современным статусом военных полигонов. Пока российская армия «сидела в седле», до 60% строевых лошадей принадлежало донской породе (Богачев, 1918). Утрата стратегического значения коневодства к середине XX века привела к распашке больших массивов целинных пастбищ на юго-востоке Ростовской области.

Изменения в экосистемах, вызывавшиеся периодически повторявшимися экологическими кризисами, приводившими к опустыниванию больших пространств степей, вызывали фаунистические трансформации. Менялись границы ареалов многих видов, причем животные полупустынного комплекса продвигались на значительные расстояния в северо-западном направлении. Представители же мезофильной фауны отступали, надолго исчезая на больших площадях.

О периодичности смены климатических циклов на Юге России писали многие ученые. Обобщая такие работы, Соколова с соавторами сделала следующий вывод: «Все авторы сходятся во мнении, что на исследованной территории чередование периодов с повышенным и пониженным атмосферным увлажнением происходило с определенной цикличностью. Л.Г. Динесман (1958) пришел к выводу, что в последние столетия эпохи повышенного увлажнения чередуются с засушливыми с периодичностью в 40-50 лет» (Соколова и др., 2001).

Яркой иллюстрацией картины опустынивания степей, вызванного перевыпасом в сочетании с нарастанием аридного климатического цикла, могут служить свидетельства известного гидролога А.Л. Сахарова, приведенные в его дневниках: «С приданным мне в помощь губернским статистиком г-ном Клюквиным я выехал почтовым трактом Ставрополь – Георгиевск, к истокам реки Калаус. За нашим тарантасом грохотала телега с сопровождающим казаком и дорожным припасом. Навстречу – лошади, кожа да кости, тащили скрипящие арбы, телеги с рухлядью, голосящими детишками.

Голод гнал крестьян из Благодарненского и Свято-Крестовского уездов, из манычских сел и хуторов. На востоке, откуда они шли, тяжело ворочались тучи, заволакивая небо грязно-серым непроницаемым мраком. Там свирепствовали иссушающие азиатские ветры, вздымая пыльные бури» (Моложавенко, 1977). С позиций современной экологической науки приведенную картину можно охарактеризовать как масштабный экологический кризис.

Записки А.Л. Сахарова относятся к 1886 году. Автор видел причины кризиса в скучивании скота на пастбищах выше допустимого предела. Именно в эти годы в степях Ставрополья и Калмыкии процветало товарное пастбищное животноводство, поставленное на промышленную капиталистическую основу. Интенсивное пастбищное использование рассматриваемой территории хронологически снова совпало с периодом аридизации климата в третьей четверти ХХ века.

В Калмыкии получили широкий размах процессы опустынивания. В 1993 году президент Республики Калмыкия ввел чрезвычайное экологическое положение (Зонн, 1995). Сопредельные с Калмыкией Ремонтненский, Зимовниковский Дубовский и Орловский районы Ростовской области также оказались более чем на 50% площади подвержены процессам опустынивания (Гос. доклад, 1997).

Период между двумя экологическими кризисами в степях юга России составил, таким образом, около 100 лет, что хорошо согласуется с выявленными Л.Г. Динесманом (1958) циклическими колебаниями климата. Совпадение циклов аридизации климата с максимальной нагрузкой на пастбищные экосистемы не случайно.

В историческом прошлом, вероятно, такие совпадения вынуждали кочевых скотоводов вторгаться в западные области европейских степей в поисках пригодных пастбищ, не подвергшихся губительному воздействию перевыпаса. Именно в такие периоды следом за многочисленными стадами кочевников в европейские степи продвигались многие представители фауны сухих степей и полупустынь.

В частности, такая схема флуктуации границ ареала признается вероятной для сайгака (Абатуров, 2006, 2007). Большую роль в трансформации природных экосистем сыграл сталинский план преобразования природы. Насаждение гигантской сети лесных полос, их рост и старение привели к существенным изменениям экологической ситуации. Целенаправленное уничтожение степной ландшафтной зоны привело к смене облика экосистем.

Из степных пространств, использовавшихся для пастбищного животноводства, они превращены в агроландшафты, рассеченные регулярно насаженными лесополосами. Фактически, на больших площадях произведена унификация ландшафта. Он стал аналогом лесной опушки. Унификация ландшафта привела к унификации фауны. Ранее широко распространенные аборигенные виды степной биоты активно вытесняются агрессивными дендрофильными видами опушечных экосистем (Липкович, 1999).

Политико-экономическая перестройка, произошедшая в 90-х гг. ХХ века, привела к разрушению колхозно-совхозного строя, распаду многих земледельческих и животноводческих хозяйств, изменению форм собственности. В значительной степени изменилась нагрузка на природные ресурсы.

Так, если в 1980-е годы в Орловском и Ремонтненском районах Ростовской области действовали крупные хозяйства, были построены многочисленные животноводческие комплексы, содержалось большое количество скота, то в конце 1990-х годов ситуация коренным образом изменилась.

Политическая и экономическая перестройка общества в юго-восточных районах Ростовской области совпала с экологическим кризисом, вызванным многократным превышением пастбищной нагрузки. Описанные выше ландшафтные трансформации привели к значительным изменениям в животном мире.

В первую очередь это касается тех видов, границы ареалов которых проходят в рассматриваемом регионе. Циклические изменения климата приводят к флуктуациям границ ареалов мелких млекопитающих. Так, по свидетельству В.В. Богачева (1918), «Ушастый еж (Hemiechinus auritus Gmelin) – типичный житель степей.

Он водится по берегам Азовского моря и в задонской степи, в Великороссию же он не проникает». На обитание ушастого ежа в степях по берегам дельты Дона указывал М.Г. Яковлев (1955).

В Красной книге Украины (2009) приводятся единичные находки вида в восточной Украине (Луганская область) в 80-е гг. XX века. Однако к концу 1990-х гг. граница ареала этого вида отодвинулась на восток более чем на 200 км (Липкович, 2010).

По-видимому, климатические изменения стали причиной полного исчезновения в Ростовской области ранее массового вида – степной пеструшки (Липкович, 2010). Теперь этот вид внесен в Красную книгу Ростовской области. В то же время, в конце 1990-х гг., в западных районах области вновь появилась курганчиковая мышь, отсутствовавшая здесь около 40 лет (Липкович, 2010).

Таким образом, наступление более влажного климатического цикла привело к отступлению на восток границ ареалов полупустынных видов (ушастый еж, степная пеструшка, малый суслик, тушканчики) и расширению ареала вида средиземноморской фауны – курганчиковой мыши.

Показательно преобразование такой динамичной формы ландшафта Подонья, как развеянные пески. С конца XIX века они стали предметом целенаправленного закрепления искусственными посадками. На Среднем Дону в пределах нынешний Ростовской и Волгоградской областей выросли тысячи гектаров сосновых посадок. Вместе с тем, уменьшение площадей открытых песчаных массивов привело к сокращению местообитаний псаммофильной фауны.

К представителям этой группы животных относятся ящерицы семейства агамовых – круглоголовки. В начале XX века В.В. Богачев писал: «По-видимому, очень редки у нас ящерицы – круглоголовки (Phrynocephalus), чрезвычайно безобразного вида, но очень доверчивые и милого характера в неволе.

Они водятся в низовьях Волги и в Ставропольской губернии, но попадались и на Дону». Ко второй половине XX века круглоголовки в Ростовской области уже не встречались, а в Волгоградской стали редкостью. Речь идет о виде Phrynocephalus guttatus – круглоголовка-вертихвостка.

На возможность обитания в прежние времена в Ростовской области ушастой круглоголовки указывал Е.П. Сластенко (1940). Современным зоологам такое предположение кажется невероятным, но стоит помнить о динамизме ландшафта развеянных песков и связанной с этим скорости изменений их животного населения.

В последние годы на Нижнем Дону пойменные песчаные массивы стали ареной масштабного коттеджного строительства. Это сокращает область распространения еще одного вида псаммофильных рептилий – быстрой ящурки, внесенной в настоящее издание.

Копытные млекопитающие, традиционно служившие объектами охоты, к началу XX века на территории нынешней, Ростовской области были полностью истреблены. Вот как писал об этом В.В. Богачев (1918): «Человек, истребляя леса. Распахивая целинные степи и беспрерывно возмущая неводом речные воды, успел уже уничтожить множество живых тварей, сделав одних редкими, других совершенно истребив на всем пространстве»… «Из копытных животных в диком состоянии теперь не осталось никаких, если не считать забегающих еще в манычские степи антилоп-сайгаков (Saiga tatarica L).

Еще в 1903 году мне пришлось видеть их небольшую стайку близ границ Астраханской губернии и несколько штук в неволе у коннозаводчиков»... «Утверждают, будто когда-то на Дону водились олени, но трудно сказать, к какому виду, – европейскому или кавказскому, – относить их. Часто находимые в ископаемом состоянии рога более напоминают кавказскую форму (Cervus elaphus maral Ogilby). Иногда в лесах верхних округов появляется козуля (Capreolus capreolus L). Водилась ли она там, как водилась некогда в средне-русских дубравах, мы сказать не можем.

В недавние годы отмечено несколько появлений их – забегали из Великороссии или Малороссии, где их искусственно разводили крупные помещики. Дикие свиньи (вепри Sus scropha attila Thom.) истреблены в историческое время, и теперь находят только их кости и клыки в озерных отложениях и на местах старинных селений». Полностью истребленными к концу XIX века оказались полевой тетерев и фазан. Европейский байбак, бывший до начала XX века многочисленным видом степной фауны, стал редким уже в 40-е годы (Миноранский, Сидельников, 2004).

Возрождение охотничьей фауны началось с середины XX века. В охотничьих хозяйствах были восстановлены популяции благородных оленей, кабанов, косуль. Появился в угодьях лось. Успешной оказалась реакклиматизация фазана. К концу XX столетия возросла численность сурка.

По данным учетов, этот вид стал самым многочисленным из охотничьих млекопитающих, даже более массовым, чем заяц-русак. Это стало причиной вывода вида из списка редких и возврату его в число объектов охоты (Миноранский, Сидельников, 2004). Успехи в деле возрождения популяций охотничьих видов животных убедительно показывают реальность решения проблемы сохранения редких и исчезающих видов фауны. Не менее убедительно демонстрируют они важную (если не первостепенную) роль охотничьего хозяйства в деле сохранения и восстановления многих элементов биологического разнообразия.

Среди редких на территории РО есть группа видов, встречающихся здесь на границе своего ареала. К таковым, например, относится рысь, изредка заходящая в леса Шолоховского и Верхне-Донского районов. Включение этого вида в Красную книгу РО, предотвращение отстрела заходящих из сопредельных областей зверей может способствовать поселению рыси в угодьях области как постоянного обитателя. Важным фактором, обуславливающим динамику населения околоводных птиц, является гидротехническое строительство.

Устройство Цимлянского водохранилища и каскада водохранилищ в бассейне Западного Маныча создали благоприятные условия для увеличения гнездовых колоний и концентраций на путях миграций многих видов птиц, в том числе редких, внесенных в Красные книги.

Однако считать, что появление гнездовых колоний редких околоводных птиц, в частности, пеликанов, стало возможным в долине Западного Маныча только после ее искусственного обводнения, было бы неверно. Подтверждение тому, что на озере Маныч-Гудило эти птицы гнездились задолго до реализации гидротехнических проектов, содержатся в уже не раз цитированной нами книге В.В. Богачева (1918). «Только на безлюдных берегах Гудила белеют массы чаек, изогнутою цепью чернеют бакланы и среди них возвышаются розово-белые крупные, неуклюжие фигуры пеликанов.

Спокойная, пылающая отблеском полуденного солнца гладь озера усеяна темными утками, нырками…» В последние годы, характеризующиеся наступлением очередного аридного климатического цикла (Панов, Лурье, Ларионов, 2006), наблюдается некоторое перераспределение как гнездовых колоний, так и мест миграционной остановки водоплавающих и околоводных птиц.

В юго-восточных районах области идет процесс иссушения. Многие ранее полноводные пруды, служившие местами гнездования и временных концентраций птиц, пересохли. Это произошло, например, с известным водоемом в Ремонтненском районе – Курниковым лиманом. В предыдущем издании Красной книги Ростовской области этот лиман указывался как место гнездования кудрявых пеликанов, колпиц и других редких птиц (Красная книга, 2004).

В настоящее время он утратил значение для указанных видов как гнездовой водоем. В последние два года, после полного пересыхания, ложе лимана вновь заполняется водой в весенний период, и птицы временно скапливаются на нем. Но гнездовые колонии колпиц и цапель перекочевали на ерики в нескольких километрах от Курникова лимана.

Сместились и места массовых концентраций гусеобразных на миграционных остановках. В настоящее время заметно уменьшилось количество белолобого гуся и краснозобой казарки, останавливающихся в пределах охранной зоны государственного природного биосферного заповедника «Ростовский». Кроме действия климатического фактора, на это повлияло снятие запрета охоты на рассматриваемой территории. Та же тенденция наблюдается и для журавлей.

С пересыханием прудов останавливающиеся на пролетах стаи стали менее многочисленными, и количество мест их концентраций сократилось. В то же время, на острове Заливной в охранной зоне заповедника образовалась гнездовая колония редкого вида – черноголового хохотуна.

Причем в течение последних трех лет численность гнездящихся птиц возрастает (Липкович, Брагин, 2012). Все большее значение как места обитания животных приобретают города и сельские населенные пункты. Искусственная среда обитания с многочисленными посадками хвойных деревьев привлекает многие виды птиц. Хвойные деревья круглый год представляют хорошие защитные условия, чем привлекают на дневки ушастых сов, кольчатых горлиц и многих воробьиных птиц.

Парки и городские лесополосы служат местами ночевок многотысячных стай зимующих грачей, а также сорок и серых ворон. Многоэтажные постройки являются аналогами скальных образований и заселяются птицами скального комплекса – стрижами, городскими ласточками, голубями. В пустотах между панелями многоэтажных домов находят убежище летучие мыши.

Парки и городские лесополосы заселены представителями лесной авифауны. Причем городскими птицами стали соколы пустельги, чеглоки, дятлы, сойки. В последние десятилетия обычными обитателями городов и сел стали горихвостки чернушки, в природных условиях населяющие ярусы среднегорий и высокогорий в горных странах.

Привлекательными для многих видов животных являются сопутствующие населенным пунктам свалки бытовых отходов. Городские водотоки, не замерзающие зимой из-за термального загрязнения, сделали возможным существование зимующих популяций кряквы и камышницы. В крупнейшем городе области – Ростове-на-Дону нередко можно наблюдать в зимнее время охоту орлана белохвоста на крякв в пойме реки Темерник.

Более 15 лет наблюдается гнездование пары этих пернатых хищников в черте миллионного города. Эта же пойма стала местом гнездования городской группировки кваквы. В целом ландшафты городской застройки давно стали местом постоянного или временного обитания многих видов птиц и зверей. Важным фактором, приводящим к гибели животных, являются автомобильные дороги. При столкновениях с транспортом гибнут в большей степени молодые животные.

Особенно возрастает количество погибших на дорогах животных во время массового вылета молодых птиц, выхода из нор молодняка лисиц и других зверей. Для болотных сов критическим является период весеннего токования, во время которого птицы теряют осторожность.

В осеннее время, перед залеганием в спячку, в юго-восточных районах области ежегодно наблюдается гибель сотен особей степных гадюк, выползающих на прогретый асфальт во второй половине дня. Велика гибель на автотрассах ежей.

Увеличение количества дорог с покрытием, улучшение их качества, а следовательно, скорости движения автомобилей делают этот лимитирующий фактор все более существенным.

Среди гибнущих на автотрассах животных немало представителей редких видов: ушастых ежей, корсаков, степных гадюк, филинов, курганников. Хищные птицы привлекаются к автотрассам трупами погибших зверей и птиц и сами становятся жертвами столкновений с автомобилями.

Пока никаких мер по снижению действия этого элиминирующего фактора в Ростовской области не предпринимается. Зоной повышенного риска для многих видов птиц, в том числе редких, являются линии электропередач. Проблема гибели хищных птиц на необорудованных птицезащитными устройствами ЛЭП хорошо исследована в соседних с Ростовской областью регионах (Республика Калмыкия) (Меджидов, Пестов, Салтыков, 2005).

В то же время, высоковольтные опоры стали основным местом гнездования ворона, причем гнезда этого вида на опорах наблюдаются и в безлесных степях. В дельте Дона зафиксирован факт гнездования на высоковольтной опоре орлана белохвоста. Возможно, это свидетельствует о дефиците привычных мест гнездования и насыщении видом емкости угодий (Липкович, Таманцян, 2012).

Пустотелые бетонные столбы активно используются как гнездовые убежища галками, что позволяет виду проникать в безлесные степи, создавая значительные гнездовые группировки. Гнездятся в пустотах бетонных столбов домовые сычи и голуби клинтухи (Белик, Ветров, Милобог, 2010).

В целом современное состояние дела сохранения фауны наземных позвоночных животных Ростовской области неоднозначно. Для разных видов определяющими являются различные комплексы факторов. При этом некоторые виды, относимые в недавние десятилетия к редким и исчезающим, становятся обычными, а иногда и массовыми (байбак, орлан белохвост), другие же, напротив, из категории массовых переходят в число редких (ушастый еж, степная пеструшка).

Особенность современной ситуации в том, что наложение природных причин на действие различных факторов антропогенного пресса приводит к необычайному динамизму состояния популяций редких видов. Это требует от зоологов и работников природоохранных ведомств непрерывного внимания и мониторинга состояния всех элементов фаунистических комплексов Ростовской области.

В стратегии сохранения редких видов животных важное значение уделяется практике содержания и разведения таких видов в неволе (Флинт, 2000). В Ростовской области этой сферой деятельности занимается Ростовский-на-Дону зоопарк. В течение длительного времени одним из приоритетных направлений его работы является отработка методик содержания и разведения редких видов, и в этом деле достигнуты определенные успехи.

В разные годы в зоопарке успешно размножались степные гадюки, колпицы, журавли красавки, степные орлы, орланы белохвосты, перевязки, зубры. Несомненным достижением зоопарка стало успешное размножение в 2013 году кудрявых пеликанов.

Сохранению резервного генофонда редких видов животных ex situ и созданию методик их размножения желательно уделять больше внимания. Вероятно, назрела необходимость в разработке специальной областной программы по развитию этой деятельности. А.Д. Липкович

AOF | 15.12.2017 16:44:10