Орлан-белохвост

Орлан-белохвост
Орлан-белохвост 
Haliaeetus albicilla (Linnaeus, 1758) 
Отряд Соколообразные – Falconiformes 
Семейство Ястребиные – Accipitridae 

Категория и статус. 5 – восстанавливаемый и восстанавливающийся вид (в Красной книге Российской Федерации 2001 г. – 3, редкий вид); НО – вызывающий наименьшие опасения (в России по шкале МСОП – LC; в Красном списке МСОП – LC); III приоритет природоохранных мер.

Распространение. Вся территория страны от западных до восточных границ. Гнездится на материке и островах: Сахалине, Курильских. На север гнездовой ареал простирается до лесотундры. По редколесьям вдоль долин рек может гнездиться и севернее. Не размножающиеся особи в бесснежный период широко кочуют и достигают центральных частей Ямала и побережья арктических морей, по крайней мере, в европейской части России. На юге страны в лесостепной и степной зонах распространён спорадично по участкам леса вдоль крупных водоёмов и водотоков. Безлесных и безводных территорий избегает.

Орлан-белохвост

Места обитания и особенности экологии. Связан с различными водоёмами: морским побережьем, реками, озёрами, побережьем островов. В таёжной, лесотундровой и лесостепной зонах может гнездиться на удалении до 3–5 км от водоёмов. Для гнездования выбирает участки, где есть возможность свободного подлёта или взлёта с гнездовой постройки. Это края вырубок, высокого леса среди менее высокой растительности, острова леса и одиночные деревья на болотах или луговинах, леса на речных склонах и террасах.

В степи и лесостепи в XXI в. для гнездования стал осваивать искусственные лесополосы в агроценозах. Известны случаи расположения гнёзд в безлесной тундре (Головатин, Пасхальный, 2005; Кукарских и др., 2015), на береговом обрыве (Мазина и др., 2012), на заломе тростника в дельте Волги (Мещерякова, Перковский, 2016). В степной зоне может строить гнёзда на крупных мачтовых опорах линий электропередачи.

В южной части страны оседлы. Территориальные пары обитают вблизи своих гнездовых участков в продолжении всего года. После замерзания водоёмов и установления глубокого снежного покрова птицы из районов размножения в таёжной зоне мигрируют в места, где есть возможность найти доступный корм: к свободным ото льда участкам водоёмов (Лопарев, Грищенко, 1992), местам зимовки водоплавающих (Караваев, 1999), залёжкам ластоногих, участкам вблизи боен и скотомогильников (Пчелинцев, Шашкин, 2020), местам промысла копытных (Белик, 2005а,б).

Здесь зимовочные скопления могу т насчитывать десятки и сотни особей различного возраста (Шибнев, Глущенко, 1988; Пишванов и др., 1991; Мнацеканов, Тильба, 2003; Адамов и др., 2016). Считают, что орланы приступают к размножению в возрасте 5–6 лет (Ганусевич, 2001).

Наблюдения за индивидуально помеченными особями показывают, что в возрасте 7–8 лет многие ещё не имеют пары и гнездового участка. Период размножения на европейской части начинается в разные сроки. На северо-западе России оно приходится на последние числа марта – начало апреля. В южной части страны, например в Волгоградской обл., к размножению приступают в январе (Гугуева, Белик, 2016). Пары могу т селиться на расстоянии 1–3 км друг от друга (Cramp, Simmons, 1980). В особо благоприят ных условиях это расстояние сокращается до 0,9–0,7 км (Пчелинцев, Sein, 2015). Гнездовые и кормовые биотопы разобщены, чем и объясняют отсутствие строгой охраны видом этих территорий.

Подобное поведение позволяет орланам формировать в благоприятных условиях крупные скопления (Белик, 2007б). Гнёзда занимает в продолжении многих лет (Гилязов, Коханов, 2014б). Питается и выкармливает птенцов рыбой, водоплавающими и околоводными птицами, околоводными млекопитающими (ондатра, норка, водяная крыса). Подбирает снулую рыбу, добывает подранков. Зимой, весной и поздней осенью характерно питание падалью.

Численность. Общая численность орлана в Европе, включающая численность в европейской части России, составляет 9,0– 12,3 тыс. пар (BirdLife International, 2015d). При этом отмечается рост численности в странах Северной, Восточной и Центральной Европы. По оценкам на начало XXI в., в европейской части России численность вида, при выраженной тенденции незначительного роста, составляет 1000–2000 пар (Мищенко и др., 2004). В конце второго десятилетия этого столетия численность оценена в 2000–2300 пар (Бекмансуров и др., 2020).

В Северо-Западном федеральном округе гнездятся 450–510 пар: в Калининградской обл. – 20–25 пар (Гришанов, 2010г), в Псковской – 35–40 пар (Пчелинцев, 2016), в Новгородской – 10–12 пар (Мищенко, 2015в), в Ленинградской – 30–35 (Пчелинцев, 2018). В Карелии гнездится около 90 пар (Артемьев, 2019), в Мурманской обл. – 30–35 (Гилязов, Коханов, 2014б), в Вологодской – 60–70 (Шабунов, 2006г), в Архангельской – 97 (Рыкова, 2008б), в Ненецком АО – 35–45 пар (Глазов, Морозов, 2020), в Республике Коми – 40–55 (Кочанов и др., 2019).

Гнездится в ряде областей Центрального федерального округа: в Смоленской обл. – 3– 5 пар (Бичерев, 2011), в Тверской – 5–10 (Керданов, 2016б), в Ярославской – 33–38 (Голубев, Русинов, 2015а), при этом на территории Дарвинского заповедника существует гнездовая группировка из 28–30 пар (Кузнецов и др., 2010). В Ивановской обл. известно гнездование до 15 пар (Мельников, 2017г), в Костромской – 6–8 (Митрофанов, 2019а), в Рязанской – 6–8 (Иванчев, 2011а), в Липецкой – 5–6 пар (Сарычев, 2014б), в Воронежской – 20–25 (Нумеров, Сапельников, 2011), в Тамбовской – 6–7 (Лада, Соколов, 2012а).

В Приволжском федеральном округе гнез-дится в Нижегородской обл. – 40–60 пар (Бакка, 2014в), в Кировской – 6–8 (Кондрухова, 2014), в Удмуртской Республике – 10–15 (Ходырев, 2012), в Пермском крае – 80–100 пар (Шепель, 2018а), в Пензенской обл. – 4–5 (Фролов и др., 2005), в Республике Чувашия – 1–4 (Исаков и др., 2010б), в Ульяновской обл. – 60–80 (Корепов, 2015), в Республике Марий Эл – до 20 (Исаков, 2015), в Республике Татарстан – 160–170 (Бекмансуров, 2016б), в Саратовской обл. – 60–75 (Беляченко и др., 2021), в Самарской – 80–90 (Лебедева, Кузовенко, 2019), в Оренбургской – 25–30 (Давыгора, 2019ж), в Республике Башкортостан – 100 (Тарасов, Чичкова, 2014г).

На юге европейской части России численность оценивалась в 800–1000 гнездящихся пар (Белик, 2005а). В Волгоградской обл. на рубеже веков гнездились 140–145 пар, в настоящее время здесь насчитывают 217–285 пар (Чернобай, Гугуева, 2017), в Ростовской – 80– 100 (Динкевич, 2014б), в Республике Калмыкия – 10–30 (Музаев, 2013), в Астраханской обл. – 270–300 (Русанов, Реуцкий, 2014), в Краснодарском крае – до 20 (Лохман, 2017г), в Республике Адыгея – 12–15 (Мнацеканов и др., 2012в). В Северо-Кавказском регионе известно гнездование 1 пары в КарачаевоЧеркесской Республике (Караваев, Хубиев, 2013б), 5–7 пар в Ставропольском крае (Хохлов, Ильюх, 2013б), 2 пары в Республике Северная Осетия – Алания (Батхиев, Точиев, 2007в). По 3 пары гнездятся в Ингушетии и Чеченской Республике (Бахтиев, Точиев, 2007в; Гизатулин, 2007в), в Республике Дагестан – до 15 пар (Джамирзоев, Букреев, 2009д). В азиатской части страны гнездятся не менее 5300–5750 пар.

По экспертным оценкам, в ЯНАО гнездятся 350–500 пар (Головатин, 2010е), в ХМАО – 900 (Стрельников, 2013г), в Челябинской обл. – около 100 (Захаров, Рябицев, 2017), в Курганской – 100–150 (Тарасов, 2012г), в Омской – 20 (Кассал, Сидоров, 2015д), в Новосибирской – 60–70 (Юрлов, 2018г), в Алтайском крае – не менее 50 (Важов, Бахтин, 2016б), в Республике Алтай – 5–7 (Ирисова, Митрофанов, 2007а). Численность в Иркутской обл. оценивают в 50–70 пар (Рябцев, 2010), в Республике Бурятия – 20– 30 пар (Ананин, 2013а), в Забайкальском крае – не менее 20–30 пар (Горошко, Малков, 2012), в Чукотском АО – примерно в 1000 пар (Кречмар, 2008), в Магаданской обл. – 40–50 пар (Андреев, 20019б; Кондратьев, 2019), в Камчатском крае – 250–300 (Лобков, 2018в), в Хабаровском крае – примерно 600 пар (Пронкевич, 2019б), в Приморском – не менее 500 (Нечаев, 2005д), в Сахалинской обл. – 160 пар на острове Сахалин (Мастеров, 2016).

В начале текущего столетия на Кунашире гнездились 8–10 пар, на Итурупе – 15 (Нечаев, 2000). Для Амурской обл. указывают численность в 30–50 пар (Андронов, Андронова, 2020в), для Еврейской АО – 10–30 пар (Аверин, 2014е). В Республике Саха (Якутия) за последние 50 лет численность сократилась примерно вдвое (Исаев, Лабутин, 2019б).

Лимитирующие факторы. Основной фактор в большинстве регионов европейской части страны и Приуралья – освоение человеком прибрежных лесов и водоёмов. Повсеместно – сокращение гнездопригодных биотопов, уничтожение в результате рубки или пожаров деревьев, способных выдержать крупное гнездо (Рябцев, 2010). На Чукотке на численность орланов отрицательно влияет освоение человеком речных пойм, ведущее к общему обеднению охотничьих и рыболовных угодий и увеличению фактора беспокойства (Кречмар, 2008е).

Известны случаи целенаправленного (отстрел, в том числе для изготовления чучел) и случайного (гибель в сетях, попадание и гибель в капканах) уничтожения. Отравление и гибель от ядохимикатов в последние десятилетия сменилась отравлением свинцом при поедании орланом подранков и потерянной охотниками добычи. Некоторое число орланов гибнет на линиях электропередач.

Принятые меры охраны. Вид внесён в Приложение II CИТЕС, Приложения двусторонних соглашений об охране мигрирующих птиц и их местообитаний, заключённых Правительством Российской Федерации с Правительствами США, Индии и КНДР. Охраняется на территории заповедников, где гнездится – в Астраханском, Байкало-Ленском, НижнеСвирском, Дарвинском, Волжско-Камском, Дарвинском, Жигулевском и др. (Заповедники России, 1994).

За последние 20 лет известно содержание от 40 до 85 особей зоопарках и питомниках. С 2002 по 2019 г. в неволе получено 38 молодых птиц в зоопарках Ростована-Дону, Москвы, Санкт-Петербурга, Красноярска и Сургу та (http://earaza.ru/?p=827).

Необходимые дополнительные меры охраны. Необходимо разработать акты в дополнении к п. 19 Примерного перечня нормативов (2018) о выделении охранной зоны диаметром в 500 м вокруг известных гнёзд для исключения беспокойства на период размножения. Организация зимней подкормки в регионах и на ООПТ.

Автор-составитель. В.Г. Пчелинцев.

Рекомендуемая и цитируемая литература


Красная книга Российской Федерации, том «Животные». 2-ое издание. М.: ФГБУ «ВНИИ Экология», 2021. 1128 с.

AOF | 16.08.2022 20:31:22