Обыкновенный аполлон

Обыкновенный аполлон
Обыкновенный аполлон
Parnassius apollo Linnaeus, 1758 
Отряд Чешуекрылые – Lepidoptera 
Семейство Парусники – Papilionidae

Категория и статус. 2 – сокращающийся в численности и/или распространении вид (в Красной книге Российской Федерации 2001 г. – 2, сокращающийся в численности вид); У – уязвимый (в России по шкале МСОП – VU А4с; в Красном списке МСОП – LC); III приоритет природоохранных мер.

Распространение. Основная часть ареала находится в России, частично – в Казахстане, Китае, Кыргызстане и Монголии, более 20 мелких фрагментов ареала – в Южной Скандинавии, Западной, Центральной и Южной Европе, Малой Азии и Закавказье (Nadler et al., 2021). Российский ареал вида состоит из нескольких участков (Мазин, Свиридов, 2001а; Государственный Дарвиновский музей, 2021; ИАС ООПТ России, 2021; GBIF, 2021e; iNaturalist, 2021b).

В европейской части России и на Урале основной участок ареала находится в республиках Башкортостан, Марий Эл, Мордовия, Татарстан, Удмуртия, Чувашия, в Пермском крае, во Владимирской, Ивановской, Кировской, Московской, Нижегородской, Пензенской, Оренбургской, Рязанской, Самарской, Свердловской, Ульяновской, Челябинской обл. Фрагменты ареала имеются также в Брянской, Калужской, Ленинградской, Пензенской, Тамбовской обл.

На юге Западной Сибири вид встречается в Курганской, Новосибирской, Омской, Тюменской обл. В Алтае-Саянской горной стране обитает в республиках Алтай, Хакасия и Тыва, в Алтайском и Красноярском краях, в Кемеровской обл. В Байкальском регионе распространен в Республике Бурятия, Забайкальском крае и Иркутской обл.

Крупный участок ареала находится в бассейне Лены на территории Республики Саха (Якутия). На Северном Кавказе отмечен в среднегорьях республик Адыгея, Дагестан, Ингушетия, КабардиноБалкария, Карачаево-Черкесия, Северная Осетия – Алания, Чечня, Краснодарского и Ставропольского краёв.

По сравнению с концом XX в. (Мазин, Свиридов, 2001а) произошло смещение северной границы ареала на юг, исчезновение вида на равнинах Предкавказья и значительное сокращение ареала в Нижнем Поволжье. По-видимому, исчез в Волгоградской, Вологодской, Воронежской, Костромской, Липецкой, Смоленской, Тульской, Ярославской обл.

Обитание вида в Карелии и Калининградской обл. нуждается в подтверждении. Расширение ареала отмечено в правобережной части Среднего Поволжья и в бассейне Мокши. Произошло разделение алтайской и байкальской частей ареала, имеется тенденция к возникновению разрывов между европейской равнинной, уральской и западносибирской частями ареала.

Обыкновенный аполлон

Места обитания и особенности экологии. Населяет хорошо прогреваемые участки с обилием кормового растения гусениц – одного из видов толстянковых; в зависимости от региона – это очитки (пурпурный, большой, едкий, гибридный), горноколосник колючий, возможно, некоторые другие.

Характерные биотопы в соответствующих природных зонах – расположенные в долинах рек, на увалах или на горных склонах, на песчаном, известняковом, каменистом или скалистом субстрате, сухие, разнотравные и остепнённые луга, луговые и настоящие степи, боры (Львовский, Моргун, 2007; Адаховский, 2012б; Гордеев и др., 2012; Уткин, Балахонова, 2012; Балдаев, Богданов, 2016г; Шмытова, 2017; Яковлев и др., 2017; Горбунов, 2018б; Бурнашева, Каймук, 2019; Корнев, 2019; Галич, Ситников, 2020; Шиленков, 2020; Аникин, 2021; Сущёв и др., 2021). На Алтае встречается преимущественно на высоте от 400 до 2100 м н.у.м. (Яковлев и др., 2017), в горах Западного Кавказа – 1200–2000 м н.у.м. (Попов, Хомицкий, 2017а).

Может занимать просеки и вырубки (Аникин, 2021), насыпи дорог и карьеры (Горбунов, 2018б), гари, а на Кавказе – желоба лавиносборников (Щуров, 2012). Продолжительность жизненного цикла – 1 год. Лёт происходит только в солнечную погоду, обычно с конца июня до середины августа, может смещаться в зависимости от погоды (Щуров, 2012; Горбунов, 2014), иногда до сентября (Кассал, Князев, 2015).

На европейских равнинах лёт имаго редко занимает больше двух недель (Львовский, Моргун, 2007). Имаго кормятся на сложноцветных, ворсянковых, зонтичных и др. (Курмаева, 2009; Балдаев, Богданов, 2016г; Лямин, 2018; Шмытова, 2017; Аникин, 2021). Зимуют яйца с уже сформировавшимися гусеницами или гусеницы первого возраста (Мазин, Свиридов, 2001).

Гусеницы питаются только в солнечную погоду (Горбач и др., 2015). Развитие гусениц происходит в апреле – мае (Горбунов, 2014) или в мае – первой половине июня (Гордеев и др., 2012). Окукливание на почве в лёгком коконе из шелковины. Куколка развивается около двух недель (Львовский, Моргун, 2007). Радиус разлёта имаго до 2 км (Яковлев и др., 2017).

Численность. В Республике Алтай отмечена плотность популяций вида от 0,05 ос./га на плато Укок до 9 ос./га в Абайской котловине; наличие десятков местонахождений позволяет предположить обитание здесь нескольких процентов мировой популяции (Яковлев и др., 2017). В Кузбассе плотность популяции на Салаирском кряже составила в 2007 г. 0,15 экз./га (Сущёв и др., 2021), в Забайкалье – 1–1,5 ос./га (Гордеев и др., 2012).

В Висимском заповеднике на лугу площадью 6,7 га в 1998 г. плотность популяции была 7,8 экз./га при среднем показателе (1992– 2012 гг.) 1,4 экз./га; в долине р. Чусовой на поляне площадью 3 га в 1995–1998 гг. отмечали 150–200 самцов, в 2000–2012 гг. численность была в несколько раз ниже (Горбунов, 2018б).

В Мордовии в 2008 г. в Большеберезниковском р-не на участке дороги около 0,5 км отмечено около 50 имаго (Курмаева, 2009), хотя ранее такую высокую численность не отмечали. В Чувашии с 1970 по 2006 г. отмечены случаи увеличения численности в 1981, 1996–1998 гг. (Ластухин, Димитриев, 2010).

Отмечена возможная у трата ряда местонахождений в Новосибирской (Дубатолов и др., 2018), Рязанской (Блинушов, 2011), Брянской (Голощапова, Прокофьев, 2016б) обл. В Поволжском регионе отмечено сокращение численности (Аникин и др., 2013) на фоне выявления новых популяций.

Во Владимирской обл. наблюдается положительная динамика численности в отдельных биотопах (Усков, Свиридов, 2018). В Ивановской обл. стал более редким, но расселяется в Шуйском р-не (Тихомиров, 2017д). В Московской обл. отмечено расселение вида с 2018 г. (Свиридов, 2018; А.Г. Пономарёв, Ф.С. Пудовиков, личн. сообщ).

Лимитирующие факторы. Экологическая уязвимость вида определяется монофагией гусениц на растениях, связанных с ранними кратковременными стадиями сукцессии, в сочетании с неспособностью имаго к дальним миграциям. Для развития гусениц жизнеспособной популяции нужно хотя бы несколько сотен побегов кормового растения (Горбач и др., 2015).

При нарушении естественной динамики экосистем происходит зарастание кормовых стаций без одновременного появления аналогичных стаций в непосредственной близости от них. Факторы, препятствующие зарастанию (сенокошение, пожары, в горах – сели и лавины), ведут к гибели гусениц. Сенокос на цветущем лугу уменьшает кормовую базу имаго (Блинушов, 2011).

Одной из причин роста численности вида в некоторых регионах называют появление гарей, где расту т кормовые растения гусениц, но в ближайшем будущем следует ожидать их зарастания, приводящего к отсутствию кормовых растений на значительных территориях. Из-за питания гусениц только в солнечную погоду происходит их гибель от голода при затяжном ненастье (Горбач и др., 2015).

При питании гусеницы вынуждены часто спускаться на поверхность субстрата, чтобы греться (Яковлев и др., 2017), что повышает их заметность для энтомофагов. Зимние оттепели могу т провоцировать выход зимующих гусениц из яйцевых оболочек и гибель (Кассал, Князев, 2015).

В качестве причин прямого уничтожения мест обитания отмечены горные разработки (Дубатолов и др., 2018), перевыпас мелкого рогатого скота (Абдурахманов, 2020), избыточная рекреационная нагрузка (Тихомиров, 2017д), техническое обслуживание коммуникаций (Балдаев, Богданов, 2016г).

Для Бурятии указана важная роль наездников-паразитоидов и тахин в регуляции численности локальных популяций (Рудых, Гордеев, 2013). В эксперименте самка откладывала до 122 яиц (Анциферов, 1986), однако в природе самка откладывает яйца по одному на разные растения (Дубатолов, Коршунов, 1987), то есть не одномоментно, из-за чего кладка может быть завершена не полностью.

Собираемые для описания таксонов серии из нескольких десятков имаго обоих полов могу т быть сравнимы с их численностью в локальных популяциях. В период с 1970 по 1980 г. одна из популяций была выловлена студентами на практике, после чего вид не встречался в этом местонахождении вплоть до 2002 г. (Сущёв и др., 2021).

Согласно экспертной оценке коммерческого оборота вида в России, его нелегальный экспорт за период 2012–2016 гг. составил 50–200 особей (Коммерческий оборот..., 2020). В связи с этим изъятие особей из природы следует признать фактором, реально угрожающим виду.

Принятые меры охраны. Вид занесён в Красные книги 54 субъектов РФ и во II Приложение Конвенции СИТЕС. Места обитания находятся на территории 30 заповедников, 18 национальных парков, 3 заказников федерального значения и более чем на 60 ООПТ регионального значения.

Необходимые дополнительные меры охраны. Целесообразно образование ООПТ в лесостепном Приангарье Ирку тской обл. (Шиленков, 2020), памятников природы «Богородские ландшафты», «Троеглазовские ландшафты», «Кильмезские ландшафты» в Удмуртской Республике (Адаховский, 2012б), «Остепнённые сосняки близ п. Силикатный» в Республике Марий Эл (Балдаев, Богданов, 2016г), близ восточной окраины г. Тольятти (Сачков и др., 2018), заказника «КадомскоМокшинский» в Рязанской обл.

При необходимости сенокошения для предотвращения зарастания кормовых стаций проводить его по регламенту, специально разрабатываемому на основе мозаичного, не одномоментного и неполного ручного скашивания, с учётом относительно меньшей уязвимости куколок по сравнению с яйцами и гусеницами и с поправкой на фенологические особенности года.

Восстановление популяций, как, например, предлагается в Тульской обл. (Большаков и др., 2013), допустимо при условии тщательного планирования (IUCN/SSC, 2013) и под контролем природоохранных органов. Учитывая коммерческую ценность вида и его подпадание под действие СИТЕС, целесообразно ограничение публичного распространения информации о конкретных местах обитания (Усков, Свиридов, 2018).

Возможно разведение вида в инсектариях (Анциферов, 1986), однако выпуск в природу не раз оканчивался неудачей из-за несоответствующих способов и сроков сенокошения в кормовых стациях (данные авторов). Причиной неудачной реинтродукции могу т также стать погодные условия, неблагоприятные для гусениц (Горбач и др., 2015).

Авторы-cоставители. Н.А. Соболев, А.В. Свиридов, П.В. Богданов.

Рекомендуемая и цитируемая литература


Красная книга Российской Федерации, том «Животные». 2-ое издание. М.: ФГБУ «ВНИИ Экология», 2021. 1128 с.

AOF | 24.07.2022 13:41:09