Даурский журавль

Даурский журавль
Даурский журавль 
Grus vipio (Pallas, 1811) 
Отряд Журавлеобразные – Gruiformes 
Семейство Журавлиные – Gruidae

Категория и статус. 1 – находящийся под угрозой исчезновения вид (в Красной книге Российской Федерации 2001 г. – 1, находящийся под угрозой исчезновения вид); И – исчезающий (в России по шкале МСОП – EN A3bcd; в Красном списке МСОП – VU A2bcde+3bcde+4bcde); I приоритет природоохранных мер.

Распространение. Гнездовой ареал расположен в основном в пределах бассейна Амура (Россия, Монголия, Китай). Выделяют две территориально разобщённые гнездовые популяции с раздельными зимовками: западная и восточная (Mirande, Harris, 2019).

Российская часть гнездового ареала западной популяции приурочена к верхнему отделу бассейна Амура в Забайкальском крае: средняя часть бассейна р. Онон, Торейские озёра и, спорадически, в Агинской степи и на р. Аргунь (Горошко, 2002а, 2012и); зимовки – в юго-восточном Китае на оз. Поянг (Higuchi et al., 1994, 2004; Fujita et al., 2004; BirdLife International, 2018i; Горошко и др., 2020).

Места гнездования восточной популяции, зимующей на Корейском п-ове и японском о. Кюсю (Higuchi et al., 2004; BirdLife International, 2018i; Mirande, Harris, 2019), расположены в средней части бассейна Амура: в Амурской обл. на Зейско-Буреинской равнине и Архаринской низменности (Андронов и др., 2020); в Еврейской АО на Среднеамурской низменности (Смиренский, Росляков, 1982; Аверин, 2011); в Хабаровском крае в приустьевой части бассейна р. Уссури (Пронкевич, Антонов, 2018; С.Г. Сурмач, неопубликованные данные); в Приморском крае в бассейне Уссури и восточной части Приханкайской низменности (Шибаев, 2005б; Глущенко и др., 2016а). Через юг Приморья проходит интенсивная миграция (Shibaev, Surmach, 1994; Глущенко и др., 2021б). В ходе многолетних климатических циклов происходит перераспределение птиц вну три гнездового ареала.

Кардинальные изменения случились в Юго-Восточном Забайкалье, где в засушливый период 2000–2018 гг. из-за высыхания заболоченных угодий около 60% пар лишились гнездовых участков (в аридной степной зоне – 100%, а в лесостепной, где режим водно-болотных угодий более стабилен, – около 50% пар), при этом часть популяции переместилась на новые участки, возникшие вследствие частичного иссушения чрезмерно заболоченных угодий (Горошко, 2011в, 2012и, 2014, неопубликованные данные; Горошко, Бальжимаева, 2014).

В засушливые периоды, вероятно, происходит отток (возможно, обратимый) части птиц из западной популяции в восточную, где условия обитания более стабильны (Горошко, 2014; Mirande, Harris, 2019; Mudrik, 2019). Важнейшие места миграционной и летней концентрации находятся на юге Приморского и Забайкальского краёв, Амурской обл. и Еврейской АО.

Даурский журавль

Места обитания и особенности экологии. Предпочитают открытые ландшафты с малой облесённостью. Гнездятся в тростниках, на заболоченных, осоковых, реже злаковых и хвощовых лугах, а также плавнях и осоковых болотах в долинах рек и в озёрных котловинах.

При недостатке обширных открытых участков пластичны в выборе мест размножения. Могу т гнездиться рядом с серыми и японскими журавлями, при этом с серыми часто возникают конкурентные отношения за участки (Горошко, 2012и, 2015). Взаимоотношения с японским журавлём толерантные: минимальная дистанция между соседними жилыми гнёздами на оз. Ханка – 45 м (С.Г. Сурмач, неопубликованные данные).

В отличие от японских журавлей места гнездования даурских менее заболоченные, от серых отличаются слабо. В восточной части ареала тяготеет к периферии гнездовых участков японского журавля и границам сельскохозяйственного ландшафта. На места гнездования прилетают во второй половине марта – первой половине апреля, отлетают в сентябре–ноябре (Горошко, Цэвээнмядаг, 2001; Горошко, 2002, 2012и; Глущенко и др., 2016а; Андронов и др., 2020).

Достигают половой зрелости и приступают к размножению в возрасте 2–5 лет (Флинт, 1987; Андронов, 2001б; Ozaki, 2002). В Забайкалье в благоприятные влажные периоды негнездящиеся птицы составляют 30–50% популяции, в неблагоприятные засушливые – до 89% (Горошко, 2002, 2014; Горошко, Цэвээнмядаг, 2003). Моногам. В кладке 2, реже 1, в исключительных случаях 3 яйца (Ищенко, 2020), средний размер лётных выводков – 1,5 птенца (Shibaev, Surmach, 1994; С.Г. Сурмач, О.А. Горошко, неопубликованные данные). На местах гнездования питаются в основном клубнями и корневищами растений. В предмиграционный и миграционный периоды кормятся в основном на сельскохозяйственных полях.

Численность. Глобальная популяция, оценивается в 7000–7800 особей (Mirande, Harris, 2019). На долю западной популяции приходится 500–1000 особей, отмечено сокращение в 3 раза за последние 15 лет; восточной – 6200–6500 особей, численность увеличивается (Meine, Archibald 1996; Lee, 2014; Харагучи, 2015; Mirande, Harris, 2019).

Такие разнонаправленные изменения могу т объясняться как снижением уровня воспроизводства западной популяции в связи с многолетней засухой, так и вероятным оттоком птиц из неё в восточную часть ареала и оттуда на восточные зимовки, ставшие более привлекательными благодаря практикуемой там искусственной подкормке.

Тренды вну три гнездовых ареалов также разнонаправлены; изменение численности повсеместно началось приблизительно в начале 2000-х гг. Оценки численности в Забайкальском крае: в конце 1990-х гг. – около 100 территориальных пар (Горошко, 2002а); в 2009–2012 гг. – 32–57 пар (Горошко, 2012и); в 2020 г. – около 90 пар (Горошко, 2021).

В Амурской обл. в конце 2000-х гг. было 30–45 пар (Андронов и др., 2009), в настоящее время – 70–80 пар (Андронов и др., 2020), однако после более детальных исследований в 2020 г. она оценена в 380 пар (186 пар выявлено реально) (Сасин, Парилов, 2021; А.А. Сасин, личн. сообщ.). В Еврейской АО до конца 1990-х гг. были известны единичные пары (Смиренский, Смиренская, 1980; Дарман и др., 2000; Росляков, 2002; Ю.В. Шибаев, личн. сообщ.), до 17–20 пар в 2000-х гг. (Аверин, 2011), а по другим оценкам – до 38–45 пар (данные авиаучёта 2004 г.) (С.Г. Сурмач, неопубликованные данные); современная оценка – 40–80 пар (Аверин, 2021).

По Хабаровскому краю объективных данных нет: здесь допускалось гнездование нескольких пар (Росляков, 2002; Пронкевич, Антонов, 2018), в ходе выборочного авиаобследования в 2003–2005 гг. выявлено 2 пары, современная оценка – приблизительно 10–15 пар (С.Г. Сурмач, неопубликованные данные). В Приморском крае в 1990-е гг. оценка численности составляла несколько пар (Шибаев, 2005б), в 2003 г. – 40 пар, 60–70 пар в настоящее время (С.Г. Сурмач, неопубликованные данные), рост численности и некоторое расширение ареала (например, в долину р. Арсеньевки) продолжается и в последнее десятилетие (С.Г. Сурмач, неопубликованные данные).

Оценка общей современной численности в России – около 610 территориальных пар (90 – западная популяция, 520 – восточная), а с учётом негнездящихся птиц – около 2200 особей (С.Г. Сурмач, О.А. Горошко, неопубликованные данные).

Численность птиц, мигрирующих через юг Приморья, начала стремительно расти в начале 2000-х гг. (С.Г. Сурмач, неопубликованные данные), весной 2021 г. она оценена в 4500 особей, распределяющихся между китайской и российской территориями (Глущенко и др., 2021б). Численность предмиграционных и миграционных скоплений: в Амурской обл. – около 600–700 особей в Амурском заказнике и около 200–300 в Муравьёвском заказнике и его окрестностях (А.А. Сасин, личн. сообщ); в Приморье – до 1000 и более в окрестностях оз. Ханка (Shibaev, Surmach, 1994; Глущенко и др., 2016а), до 600 в низовьях р. Туманной (Туманган) (С.Г. Сурмач, неопубликованные данные); в Забайкальском крае в окрестностях Торейских озёр во влажные 1990-е гг. – до 135 особей, однако из-за засухи и сокращения посевов к концу 2000-х гг. скопления исчезли (Горошко, 2011г, 2012и).

Лимитирующие факторы. Естественные: значительное сокращение площади заболоченных угодий и ухудшение кормовых условий в засушливые климатические периоды (прежде всего в западной популяции), вытеснение даурского журавля серым (О.А. Горошко, неопубликованные данные).

Антропогенные: весенние пойменные пожары, беспокойство в гнездовой период (особенно опасно во время весенней охоты, которая приходится на начало гнездования); браконьерство (прежде всего в Забайкальском и Приморском краях), загрязнение вод (особенно р. Аргунь); изменение естественного гидрорежима рек (прежде всего Аргуни и Зеи), исчезновение и деградация местообитаний в результате хозяйственного освоения, в первую очередь – осушения заболоченных угодий; берегоукрепительные работы, ведущие к деградации пойменных экосистем (Росляков, 2002; Парилов, 2007; Андронов и др., 2009; Аверин, 2011; Горошко, 2002а, 2012и; Горошко, Бальжимаева, 2014; Mirande, Harris, 2019). На местах зимовки: повсеместно – отравление пестицидами; для западной популяции – изменение естественного гидрорежима р. Янцзы; потенциальная угроза для восточной популяции – перенаселённость журавлей в Идзуми (Япония), создающая опасность эпизоотий (Mirande, Harris, 2019).

Принятые меры охраны. Занесён в Приложение I СИТЕС и Приложения к конвенциям об охране перелётных птиц и мест их обитания, заключённым Правительством Российской Федерации с Правительствами Японии, КНР, Республики Корея и КНДР.

Места гнездования охраняются в Даурском, Хинганском, Ханкайском заповедниках и в ряде региональных заказников; одна пара – в заповеднике «Бастак» (Андронов и др., 2009; Горошко, 2012и; Аверин, 2021; Сасин, Парилов, 2021). В западной популяции во влажные годы в пределах ООПТ обитает около 15% популяции, а в засушливые – лишь 2% (Горошко, 2014; О.А. Горошко, неопубликованные данные); в восточной популяции в целом – около 30%. Наименее низкая доля охраняемых местообитаний в Забайкальском крае и Еврейской АО. На зимовках в Идзуми и Республике Корея осуществляют искусственную подкормку (Lee, 2014; Харагучи, 2015).

Необходимые дополнительные меры охраны. Запрет весенней охоты в местах гнездования и миграционной концентрации (прежде всего в южных районах Забайкальского и Приморского краёв). Создание ООПТ на ключевых местах обитания западной популяции в Забайкальском крае в средней части бассейна Онона, на реках Борзя и Аргунь (Горошко, 2012и).

Создание ООПТ на важных местах обитания восточной популяции в Еврейской АО в бассейнах рек Джаварги, Венцелевки, Самары, Забеловки, Петровки, в междуречье рек Осиновой – Луговой и Унгун – Большой Таймень, на заболоченной равнине к югу от хребта Даур (Аверин, 2021).

В Амурской обл. повышение статуса регионального заказника «Ганукан» до федерального уровня, создание ООПТ на р. Алим (Парилов, 2007). В Приморском крае: расширение территории Ханкайского заповедника, создание ООПТ на важных местах гнездования в бассейне р. Уссури (Глущенко, Волковская-Курдюкова, 2005; С.Г. Сурмач, неопубликованные данные).

Авторы-составители. О.А. Горошко, С.Г. Сурмач.

Рекомендуемая и цитируемая литература


Красная книга Российской Федерации, том «Животные». 2-ое издание. М.: ФГБУ «ВНИИ Экология», 2021. 1128 с.

AOF | 17.08.2022 17:59:32